Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

на диване

Замрозки

                  Арон Крупп
Листья в реке - жёлтые паруса.
Березина заплутала в лесах.
В поле озимые зябнут ростки.
Заморозки, заморозки...

Гуси над лесом печально кричат.
Стая на юг улетает: "Прощай!
С крыльев печаль свою за море скинь!"
Заморозки, заморозки...

В белом тумане байдар караван
Вечером к лесу придет, а туман
Скатится утром слезами с ресниц.
Заморозки, заморозки...

Вечером бакенщик выгонит бот,
Богу речному лампаду зажжёт.
Что-то прошепчут костра языки.
Может про первые заморозки?..

Лес тихо замер у сонной воды,
Слушает сказки вечерней звезды.
И в полнолуние тени резки.
Заморозки, заморозки...

Грустно. Наверное, гуси правы:
Что-то по осени сам я раскис.
Видно коснулись моей головы
Заморозки, заморозки, заморозки...

Осень 1968
на диване

Две песенки недавно понравились

Louna - Сделай громче

Дни так уныло и так лениво
Ползут к субботе каждый раз
В тоске и пыли мы позабыли
Что путь к свободе есть в любом из нас

Давай возьмем выходной
Будем делать всё, что захочешь
Пускай им снится покой
Мы не будем спать этой ночью
Не важен возраст и пол
Будь самим собой и будь проще
Свобода и рок-н-ролл - то, что нужно нам
Сделай громче!

Паук Системы плетет нам схему
Дом-сон-работа день за днем
В плену рутины, в метро, в машинах
Проходят годы, так чего мы ждем?!

Давай возьмем выходной
Будем делать всё, что захочешь
Пускай им снится покой
Мы не будем спать этой ночью
Не важен возраст и пол
Будь самим собой и будь проще
Свобода и рок-н-ролл - то, что нужно нам
Сделай громче!

Не важен возраст и пол
Будь самим собой и будь проще
Я знаю, что рок-н-ролл - то, что нужно нам
Сделай громче!

Давай устроим дестрой
Веселись и пой, что есть мочи
Давай возьмем выходной
И не будем спать этой ночью
Не важен возраст и пол
Будь самим собой и будь проще
Свобода и рок-н-ролл - то, что нужно нам
Сделай громче!


Иван-Кайф - Катится любовь

Безумна кастилская ночь
Фаллический месяц январь
В истоме изогнутый мост
Так жадно глядит на фонарь
При шпаге и в черном плаще
Изящный как черный тюльпан
Идет по Мадриду старик
Синьор благородный Жуан

Припев:
За его спиной
Катится любовь
Безумная любовь
Катится любовь
И кажется вот, вот
Она его сомнет
Ему не убежать
Катится любовь

Безумна кастильская ночь
Фламенко играет цыган
Магический танец любви
Танцует седой донжуан
Но в юной девичьей груди
И в сердце прожженных матрон
Изящным движением руки
Он вновь высекает огонь

Но четны усилия дам
Попавших в любовную сеть
Теперь он решил соблазнить
Последнею женщину смерть
И смерть расстегнет свой корсаж
Откинет с лица капюшон
И он позабудет других
И будет на веке влюблен

Припев:

И за его спиной
Покатится любовь
Безумная любовь
Катится любовь
И кажется вот, вот
Она его сомнет
Ему не убежать
Катится любовь



на диване

Массаж

Передо мной стояла китаяночка, ЛИса, - не юная, но довольно ещё молодая и симпатичная. Невысокого роста, маленькая, с красивыми ступнями и милой улыбкой. Она приветливо проводила меня в комнату, где уже лежали приготовленные полотенце и прочие причиндалы и велела переодеваться. Извинялась за свой нот гуд инглиш и вышла. Когда она вернулась, я уже лежала лицом вниз на массажной кровати и готовилась мягко поспать. На какой именно массаж я пришла, я как-то не подумала проверить - да и не всё ли равно какой? Лишь бы поспать в обеденный перерыв. Она спросила ласково, какой стиль мне больше по душе - сильный или слабый. Во все предыдущие разы под сильный я успешно засыпала, поскольку у меня высокий порог боли а у азиатов и азиаток довольно слабое представление о сильном.. Сначала помассируем тебе ноги, а потом спину, шею и плечи - ну и отличненько!

Я никогда в своей жизни не думала, что один человек (тем более такой миниатюрный, милый и робкий) может причинить другому человеку столько боли! Думаю, если бы на меня наступил слон, то мне было бы намного комфортнее. Она мяла, била и терзала меня с невероятной мощью, непонятно откуда взявшейся в её хрупком теле. Временами я чувствовала себя куском мяса, которое отбивают на жаркое.
Мучения мои длились почти час, когда она наконец отошла от меня. А теперь время машинки, объяснила китаянка, оборвав мой облегченный вздох. Машинка оказалась банальным устройством, бьющим током через руки массажистки. То есть, все предыдущие ужасы продолжаются, но прибавляется ещё ток, от которого тело начинает неконтролируемо сотрясаться и мотаться из стороны в сторону. Мой изначальный дикий ужас она пресекла ласковыми словами - не бойся, это нормальное, что ты так трясёшься, это же ток всё же. Да, действительно, значит нормально.

В том, что я выживу, я серьёзно сомневалась. Но не смотря на это была крайне рада сей процедуре. Такого массажа я ещё не видела ни в одной стране, где я какой-либо массаж видела (Тайланд, Филиппины, Индонезия, Сингапур) и приближался он (отдалённо) только разве что к зверствам, учиняемыми моей мамой. После завершения процедуры, Лиса исчезла, видимо боясь моего гнева, и заслуженные чаевые пришлось оставить в регистрации. Всем желающим испытать настоящий массаж в Сингапуре с удовольствием порекомендую это место!
на диване

Палило ночное солнце

Когда-нибудь расскажу
как шли навстречу друг другу двое слепых.
Они встретились в пустыне,
шли вместе. И разошлись.

Палило ночное солнце.
Шуршали ящерицы.

Каждый думал:
не я его упустил – не я,
нет – нет,
не мог я ее упустить – не могла,
это он – это она
меня бросила – бросил меня,
беспомощную – одинокого,
притворялась – обманывал,
зрячий он, зрячий – она видела, видела,
как я клонюсь, как клонюсь,
спотыкаюсь – как спотыкаюсь,
следит – следит,
ждет моей смерти, смерти моей,
ловит душу мою – душу ловит,
ведь это вода и пища – вода и пища,
душа человечья в пустыне – в пустыне
вода и пища! Скорее  – скорее – уйти – уйти – уйти!..

Палило ночное солнце.

Тени путников им встречались,
бесплотные, беспокойные стада призраков
и одиночки, еще живыми себя считавшие,
обнимали шуршащими голосами,
обещали, прощались…

Чудился голос каждому –
тот, во тьме зазвучавший светом,
кипение листьев они в нем услышали,
когда руки сомкнулись...

И пел запах солнца, палил и пел...

Что сотворить могут двое слепых?
Одиночество, еще одно одиночество.

Расскажу, долго буду рассказывать,
как брели они, не угадывая,
что давно стали тенью друг друга,
одной общей тенью,
бесконечно буду рассказывать,
ты не слушай…

     - Владимир Леви

на диване

Романс


Холодное и круглое, как слово "далеко", 
Сорвется с ветки яблоко и стукнется легко, 
Как лодка деревянная в причал сырой ночи, 
А сердце окаянное смолчит. 

    Но вы к окошку подойдете, и окажется,
    Совсем не яблоко катилось по траве, 
    Что в этот раз все наяву и вам не кажется 
    Все то, что вы давно придумали себе. 
  
Единственный в галактике желанный поздний гость 
Стоит в саду под яблоней, и плащ его, и трость. 
И снова повторяется тот спор, случайный спор, 
0 чем - не помню до сих пор. 
  
    Но все казалось вам и скучным, и медлительным, 
    И вы сбежали мимо мглы осенних вод. 
    Ах, как свободны были вы и восхитительны! 
    И очень жаль, что это знали. Ну и вот... 
  
На лед со стуком падают унылы и робки 
Листки, как опустевшие от спичек коробки. 
Как бабочки засохшие, бессильные уже 
Придать восторженность душе. 
  
    И вы к окошку подойдете и окажется. 
    Что это яблоко катилось по траве. 
    А вам покажется, в который раз покажется 
    Все то, что вы давно придумали себе
на диване

Летний Дождь - Блондинка Ксю

Дождь простучал песнь по стеклу
Ветер в руке треплет мятые банкноты
В чёрной тоске в пьяном бреду
Я у стола на кухне второпях чиркаю ноты
Город в плену за стеной дождя
Струны косые строчат как из пулемётов
В лужах кипит небом вода
Ты у окна стоишь одна и молча ждёшь чего-то

Веришь не веришь пойми это просто летний дождь
Он очистит всё вокруг смоет тушь с ресниц
Веришь не веришь так чтож он не плох и не хорош
Но не смоет боль и страх с потускневших лиц

День утонул в окнах серых луж
Люди угрюмо бредут вечером с работы
Я не у дел я неуклюж
Сердце ревёт грозно как турбина самолёта

Веришь не веришь пойми это просто летний дождь
Он очистит всё вокруг смоет тушь с ресниц
Веришь не веришь так чтож он не плох и не хорош
Но не смоет боль и страх с потускневших лиц
на диване

Песенка велосипедиста

   

Автор Кузьмин Игорь   
                  Игорь Кузьмин

Если думать об одних долгах,
то не полетаешь в облаках.
Если думать об одних гостях,
то их не прокормишь.
        "Я свободен как осенний лист -
        пел колесам велосипедист. -
        но если думать об одних гвоздях,
        то обязательно проколешь."

Рядом с поприщем для детских игр
Есть дорога в нестареющий мир.
Так порадуйся и, черт возьми,
наслаждайся цветами
        До того момента, как опять
        нам понадобится выбирать
        между тем, какими были мы
        и какими мы стали.

Если думать об одних долгах,
то не полетаешь в облаках.
Если думать об одних гостях,
то их не прокормишь.
        "Я свободен как осенний лист -
        пел колесам велосипедист. -
        но если думать об одних гвоздях,
        то обязательно проколешь."

1993, Берлин
на диване

Танго Магнолия (Вертинский)

В бананово-лимонном Сингапуре, в буре
Когда поёт и плачет океан,
И гонит в ослепительной лазури
Птиц дальний караван.
В бананово-лимонном Сингапуре, в буре
Когда у вас на сердце тишина...
Вы брови тёмно-синие нахмурив,
Тоскуете одна...
И нежно вспомниная иное небо мая
Слова мои, и ласки и меня,
Вы плачете, Иветта,
Что наша песня спета,
А сердце не согрето без любви огня.
И сладко замирая, от криков попугая,
Как дикая магнолия в цвету,
Вы плачете Иветта,
Что песня недопета,
Что это лето где-то унеслосль в мечту.
В опаловом и лунном Сингапуре, в буре
Когда под ветром ломится банан,
Вы греетесь всю ночь на толстой шкуре,
Под вопли обезъян.
В опаловом и лунном Сингапуре, в буре
Запястьями и кольцами звеня,
Магнолия тропической лазури
Вы любите меня!

на диване

Питер, питер

Питер, Питер...
Ты столько знаешь, ты много видел,
И все, что я хочу сказать тебе -
Это только слова.
Я снова покупаю билет на поезд.
Чуть-чуть ревнуя
И немного расстроившись,
Провожает меня до вокзала
Ночная Москва.

Небо, небо...
Над тобою совсем другое небо,
Морозным воздухом дышит Невский,
Скоро зима.
А я иду и всем улыбаюсь,
Я выше облака поднимаюсь,
И мне кивают, снимая шляпы,
На Невском дома.

Где-то, где-то
В любимых парках укрылось лето,
И мелкий дождик на водосточной
Играет трубе.
Нырнуло эхо в дворы-колодцы,
По старой крыше гуляет солнце,
И пахнет кофе, и все кофейни
Зовут к себе.

Здравствуй, город!
Пройду по площади вдоль собора.
А у тебя есть крейсер Аврора
И много других кораблей.
А у меня лишь одна гитара,
Немного пара из самовара,
В руке синица, которой снится
Клин журавлей.

А я живу на другой планете.
Там мало света и вечный ветер.
И, будто расстроенные струны,
Гудят провода.
А иногда там бывает плохо,
И до рассвета еще так долго,
Тогда я все оставляю как есть
И возвращаюсь сюда.

О, эти старые мостовые!
Они все помнят, они живые,
И каждый каменный всадник
По-прежнему
Верит в мечты.
А я стою незаметной тенью
В пальтишке ветхом
Под звездной сенью,
В который раз, замирая, смотрю,
Как разводят мосты.
на диване

Вербер "День муравья"

"133. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Энергия: Катаясь на аттракционе на праздничной ярмарке можно испытать совершенно разные ощущения. Можно сесть в последний вагон и зажмуриться. Любитель острых ощущений испытает в этом случае огромный страх. А если на большой скорости он приоткроет глаза, то страх удесятерится.

Можно испытать и совсем другие ощущения. Если сесть в первый ряд первого вагона и, не закрывая глаз представить, что ты летишь или бежишь, все время ускоряясь. И тогда любитель острых ощущений испытает опьяняющее чувство собственного всемогущества. К примеру, если из динамика внезапно загремит какой-нибудь хард-рок, он покажется нам оглушительным и агрессивным. Приходится терпеть. Но можно поступить по-другому, можно впитать эту сильную энергию и использовать ее. Можно наполниться этой возбуждающей музыкальной жестокостью. Высвобожденная энергия разрушает, если ее терпишь, и обогащает, если направляешь ее на собственную пользу.

Эдмон Уэллс.
«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том II"